Мы будем стоять на нравственных позициях — начальник управления культуры Севастополя

Николай Краснолицкий ответил на вопросы корр. ИА SevastopоlMedia
Мы будем стоять на нравственных позициях – начальник управления культуры Севастополя. Фото: Руслан Микаилов, ИА SevastopolMedia

Главный художественный музей Севастополя до конца 2019 года закрыт на реконструкцию. По словам начальника главного управления культуры Николая Краснолицкого, планируется, что в полном объёме музей им. Крошицкого заработает в первой половине 2020 года. Стоит сказать, что музей – едва ли не единственная достойная площадка в городе для экспозиции работ как заслуженных, так и молодых, начинающих, авторов. И в связи с реконструкцией культурного госучреждения образовался своего рода вакуум: художникам негде выставляться. Те редкие пространства, которые может предоставить Севастополь, не всегда отвечают необходимым экспозиционным требованиям. Или места просто-напросто непопулярны среди посетителей. Корр. ИА SevastopolMedia пообщался с господином Краснолицким и выяснил, стоит ли севастопольским авторам рассчитывать на выставочные пространства культурно-образовательного комплекса, окончание строительства которого на мысе Хрустальный запланировано в 2023 году. Также издание выяснило, стоит ли Севастополю надеется на создание в городе высшего учебного художественного заведения. Сразу скажем, да, стоит. Подробнее читайте в материале.

— Николай Иванович, сколько и где существует в Севастополе выставочных площадок?

— В настоящее время в этом вопросе сложился небольшой дефицит. В связи с тем, что художественный музей им. Михаила Павловича Крошицкого ушёл на реконструкцию. Это была основная наша площадка, где мы проводили выставки как центральных московских музеев, так и художников Севастополя, Крыма. В год проходило до 30 выставок, около 70 тысяч посетителей. В настоящее время данная площадка по объективным причинам закрыта. Но мы рассчитываем, что, начиная с 2020 года, мы не только её откроем, но и увеличим площади в полтора раза. Ведь в нашем распоряжении теперь помещения музыкальной школы.

Кроме этого, у нас выставочные площади – в наших федеральных музеях. Первые по объёмам, масштабам и возможностям – это выставочные площади бывшего кинотеатра "Украина", которые в настоящее время относятся к федеральному музею героической обороны и освобождения Севастополя 1854-55 годов. Если посмотреть по возможностям, это сейчас основная выставочная площадь в городе.

Также у нас есть центр творческих индустрий "РАМА", которая относится к Союзу художников. Там наши художники выставляются.

Есть также частные выставки, которые у нас проводит Борис Валерьевич Зеленский. У него есть свои выставочные площади.

Кроме того, мы используем площади двух наших домов культуры. Это культурно-информационный центр (КИЦ) и Севастопольский центр культуры и искусств (СЦКиИ) на Ленина, 25. Но там – ограничения в том плане, что если у Зеленского и Николая Ивановича Мусиенко (директор музея обороны Севастополя 1854-55 годов. — прим. ред.) есть все возможности по охране и температурному режиму, по влажности, и там можно выставлять даже шедевры мирового уровня, то в наших домах культуры мы заключаем с нашими художниками договор о том, что мы предоставляем площади, но не гарантируем положенные охранные возможности. Потому что это нестандартные выставочные площади, а площади для того, чтобы люди, приходящие на те или иные наши мероприятия, знакомились с творчеством художников. Но они также пользуются популярностью, там проходят и фотовыставки, и выставки наших художников.

В полном объёме музей им. Крошицкого заработает в первой половине 2020 года

В полном объёме музей им. Крошицкого заработает в первой половине 2020 года. Фото: Руслан Микаилов, ИА SevastopolMedia

— Насколько реально после реконструкции музея им. Крошицкого возобновление выставок для молодых художников?

— Реконструкция и планировалась для того, чтобы расширить выставочные площади. Никогда не делается реконструкция ради реконструкции. Иначе это вкладывание денег государства в никуда. Сразу планируется увеличение фондовых площадей для развития музея. Иногда музей приходит к такому моменту, что ему некуда ставить новые картины, которые он закупает, или ему их дарят.

Второе – это экспозиционные выставочные площади. Здесь всё зависит от работы самой дирекции, руководства музея. Они составляют ежегодный тематический план, исходя из многих позиций, начиная с памятных дат и юбилеев. У художников – своя специфика, там рассматриваются не только государственные праздники, но и юбилеи различных художников. В первую очередь, заслуженных, которые имеют большие заслуги как перед городом, так и перед страной.

Публике нужно показывать больший спектр творчества. Творчество любого талантливого человека, начиная с артиста театра и заканчивая художником, живёт до тех пор, пока оно востребовано людьми. А востребованным оно будет, если оно будет этим людям показываться. Всегда, когда я выступал в художественном музее, говорил, что первое для чего служит художественный музей – это помощь нашим художникам в их творчестве. Плюс там большой научный потенциал. Там научные сотрудники, которые могут дать правильную оценку, оценить по достоинству те или иные полотна. Я понимаю, что каждому человеку разные картины нравятся. Но у нас в любой области есть специалисты, которые могут людям рассказать, в чём ценность этого полотна, как на него надо правильно смотреть и т.д.

1 / 4

— Кроме того, что город предоставляет площадки для проведения выставок молодых художников, власти ещё как-то поддерживают их?

— С "РАМОЙ" мы взаимодействуем. Сейчас работаем с Алёной Мининой (руководитель ЦТИ "РАМА". – прим. ред.) по поводу предстоящей в 2020 году биеннале современного искусства. Мы провели координационное совещание. Там я на себя взял большие обязательства, о чем сейчас уже сожалею (смеётся). Она, конечно, молодец. Очень активная женщина.

Работаем с Союзом художников. Конечно, в Союзе не всё ладно сейчас. В этом не наша вина, не вина правительства, это – общественная организация. Влезать туда и диктовать, кто правый, а кто виноватый, мы не можем. Мы тут же погрязнем в различных претензиях в наш адрес, что государство вмешивается в работу общественной организации. Они сами найдут консенсус. Там есть здравые люди. Например, Карпов Николай Михайлович. Глубоко уважаю этого художника. В первую очередь, они должны стимулировать и работать с молодыми авторами.

У нас есть Товарищество южнорусских художников (ТЮРХ), во главе которого стоит Дудченко Николай Яковлевич. Первый почётный академик Академии художеств в Крыму. Он живёт в Симферополе, мы с ним очень тесно взаимодействуем. Они нам на выставки музея им. Крошицкого приводили молодых художников, предлагали. И он, как старший наставник, большой авторитет в Крыму вместе с художников Игорем Шипилиным нам в этом плане помогали. Но эта работа может активно развернуться только в 2020 году, когда у нас будет материальная возможность их выставлять. А как только мы будем их выставлять, мы будем их стимулировать, безусловно. Вот они выставились в музее и уже пишут в своей биографии, что их работы выставлялись в музее им. Крошицкого. И мы дальше можем "толкать" их на другие выставки. На улице мы их так выставить не можем.

ЦТИ "РАМА"

ЦТИ "РАМА". Фото: Руслан Микаилов, ИА SevastopolMedia

— Возвращаясь к биеннале современного искусства, скажите, о каком финансировании идёт речь, о каких площадках?

— Пока суммы очень большие, я даже не могу их назвать. Город их не потянет. От города можно рассчитывать получить только организационную, информационную и площадную поддержку. Если мы говорим об объёме финансирования биеннале, то там идёт речь о десятках миллионов рублей. Но не город является инициатором и вдохновителем этого движения. Это, в первую очередь, московская история. Они приехали к нам с инициативой, я им сразу сказал, что государство может выделять деньги только на то, что считает возможным. Просто так выделять на какую-то непонятную фигуру, которая, может быть, кажется какому-то художнику большим произведением, мы, скорее всего, не будем. Это я сказал чётко и сразу. Более того, Севастополь есть Севастополь, и здесь очень строгий подход к выбрасыванию денег на то, что вызовет явные споры и противоречия в обществе.

— То есть вероятны ситуации с присутствием казаков на экспозициях картин современного искусства?

— Всё может быть, поэтому мы будем стоять на нравственных позициях. Музей им. Крошицкого выставлял и авангард. Но он проходил определённую оценку наших искусствоведов, которые говорили, что да, в целом это – искусство, разноплановое. Это классика, это авангард, это импрессионизм. На каждый вкус есть свой зритель, поэтому вопрос очень сложный, он пока прорабатывается. Я не хочу впереди паровоза бежать и говорить, что будет вот чётко так. Свою позицию я организаторам сказал откровенно на оргкомитете. Кому-то она понравилась, кому-то нет. Но я им сказал: "Мы – главное управление культуры. Основное слово – "культура".

— О культурно-образовательном комплексе на мысе Хрустальном. Возможно ли предположить, что молодые и не очень раскрученные художники смогут там выставляться?

— Мы надеемся, что так будет. Единственное, что это будет федеральная собственность. Если музей им. Крошицкого – это региональная собственность, и здесь мы сами можем выстраивать выставочную, фондовую и экспозиционную политику, то в случае с этим комплексом будет не так. Скажем, я не могу диктовать свою политику и условия директору музея обороны Севастополя 1854-55 годов Мусиенко. Он взаимодействует с Минкультом напрямую. Мол, делай то и то. Он скажет: "Извини, дорогой, у тебя есть свой участок работы. У меня – свой". Единственное, что мы можем, так это просить включать туда и наших художников. Мы это планируем. Кто там будет стоять во главе, как сложатся отношения, сейчас я вам ничего не могу сказать.

Мы будем стоять на нравственных позициях — начальник управления культуры Севастополя

Мы будем стоять на нравственных позициях — начальник управления культуры Севастополя. Фото: Руслан Микаилов, ИА SevastopolMedia

— Как вы считаете, насколько необходим Севастополю, Крыму художественный вуз?

— Если его сделают, его нельзя делать только в масштабах Севастополя. Ту же идею мы проталкиваем и в отношении хореографического, и музыкального высшего училища. Это история не одного города. Это история Севастополя, Крыма и даже ЮФО (Южного Федерального округа).

В этом вузе должны быть наиболее талантливые ребята. У нас есть прекрасная художественная школа, которую возглавляет Александр Николаевич Бурцев. С прекрасной полувековой историей. Тот же Игорь Шипилин их выпускник. Сделать цепочку "художественная школа – высшая школа", – мы двумя руками "за". Думаю, этот вопрос встанет на повестке дня с учётом наших больших традиций. Я считаю, что Севастополь и Крым богаты на таланты. Я три года возглавлял художественный музей, и через мои руки прошло много людей, которые приходили к нам и выставлялись со своими полотнами. Да, это не может быть масштабным, это штучный товар.

Мы бы могли такую цепочку выстроить. Допустим, это будет высшее учебное заведение человек на 100, не больше. Наша художественная школа воспитала ребят, которые сейчас даже расписывают по всей стране церкви. Понимаете? Они талантливы и востребованы. Юг в этом плане всегда был очень богат на художников. Я уже не говорю про Айвазовского, кем он был. Он был главным художником главного штаба Черноморского флота, на минуточку.

Музей им. Крошицкого выставлял и авангард. Но он проходил определённую оценку наших искусствоведов

Музей им. Крошицкого выставлял и авангард. Но он проходил определённую оценку наших искусствоведов. Фото: Руслан Микаилов, ИА SevastopolMedia

— Не будет ли сложностей с педагогическим составом?

— С учётом тех профессиональных художников, которые у нас уже есть, если мы делаем высшую школу на 100 человек, она и рассчитана на определённое количество преподавателей, определённые площади и т.д. Это не может быть масштабным ни по площадям, ни по количеству преподавателей.

Естественно, каждый вуз потребует социалку. В первую очередь, где жить. Если мы хотим высококлассных преподавателей, то мы должны создать все условия. Не надо стремиться к масштабности. Главное – стремиться к качеству. В своё время масштабность погубила многие идеи. Мы и по хореографическому училищу высказали свою позицию. Не буду называть первоначальные цифры, но сошлись на том, что оно должно быть не больше, чем на 250 человек. Понятно, что возможен большой конкурс, но он и предполагает качество.

Эти вопросы о профессионализме преподавателей, социальной структуре – это всё сдерживающие факторы. К сожалению, мы не Санкт-Петербург и не Москва. Мы не имеем таких широких возможностей. Да, нам сейчас центр помогает. Владимир Владимирович Путин лично участвует во всех этих проектах. По большому счёту, это его идея. Но ведь это не может бесконечно продолжаться. Когда-нибудь нам скажут: "Ребята, мы вам всё сделали, дальше вы сами". Сами – это значит, город. Центр будет брать на себя содержание этих объектов, самих учреждений. Финансирование этих объектов. А социалка вся останется на городе. Город никуда не денется от этого вопроса. Поэтому надо в комплексе этот вопрос рассматривать.

— Какие ещё художественные мероприятия прогнозируются в ближайшее время?

— Самое главное мероприятие – открытие художественного музея. Мы постараемся сделать отбор лучших наших художников и выставить их работы.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia