Мне 58 лет, но я не чувствую, что через два года надо лечь возле гроба и ждать смерти

Секретарь СРО партии "Единая Россия" Борис Колесников ответил на вопросы SevastopolMedia о предстоящих выборах, критике и пенсионной реформе
Борис Колесников: Кроме "Единой России", политических партий в Севастополе практически нет. Фото: Руслан Микаилов, ИА SevastopolMedia

Публичные слушания проекта городского бюджета на 2019-2021 годы состоялись 30 октября. Их начало ознаменовалось скандалом. Многих руководителей общественных организаций города и государственных предприятий не пустили на мероприятие. Лидер движения "Наш Севастополь" Олег Гасанов даже назвал происходящее началом избирательной кампании в местный парламент. Накануне слушаний корр. ИА SevastopolMedia пообщался с секретарём регионального отделения партии "Единая Россия", депутатом Законодательного собрания Севастополя Борисом Колесниковым и услышал, что кроме партии власти, в городе других политических сил практически нет, а принятие закона о пенсионной реформе не отразится на рейтинге "ЕР" и результатах выборов в ЗакС в 2019 году. Кроме того, глава местных единороссов объяснил, с чем связаны нападки на него лично и партию, а также рассказал, почему не хочет уходить на пенсию.

— В следующем году в Севастополе пройдут выборы в Заксобрание. Уже сейчас понятно, что местной ячейке "Единой России" будет сложно добиться тех результатов, которые были на первых выборах в ЗС. Какие у вас прогнозы?

— Ну, во-первых, вопрос, почему вам понятно, что будет сложно? Нам всегда было непросто, поскольку мы партия не популистская, а партия конкретных, реальных дел, без всяких громких слов. Оппозиции, конечно, в этом плане проще. Всё плохо: пенсионная реформа – плохо, операция в Сирии – плохо. Мы же не разделяем такую точку зрения. Но, тем не менее, если вы имеете в виду рейтинг партии, то он — да, колеблется вместе с рейтингом руководителя государства. Сейчас он уверенно растёт, потому что "Единая Россия" показывает стабильные результаты, потому что мы занимаемся конкретными делами.

А результат, на который рассчитываю… Не хочу быть Вангой, но мы сделаем всё возможное, чтобы в Законодательном собрании на выборах мы получили уверенное большинство голосов.

— Вы претендуете на те же 22 места в парламенте?

— Я не знаю, будет это 22, 18 или сколько, но мы будем делать всё, чтобы получить большинство. Причём, большинство именно людей, у которых есть одна идея, которые принадлежат партии "Единая Россия", а не различным группировкам, как это происходит сейчас.

— Что вам может помешать?

— Нам ничего не может помешать. Абсолютно.

— Пенсионная реформа?

— Давайте про пенсионную реформу. Ну, во-первых, когда объявили о ней, сразу оппозиционные партии начали устраивать шум и гвалт. Но после того, когда выступил президент, если помните, пенсионная реформа из политических лозунгов превратилась в программу действия. Президент чётко объяснил, сколько у нас денег уходит на выплату пенсий в стране. Двадцать миллиардов рублей. Он чётко объяснил ситуацию о том, что у нас 46 миллионов пенсионеров и 78 миллионов работающих. Если такая тенденция продолжится, то скоро будет один работающий на одного пенсионера. И, говорит, мы могли бы пять-семь лет ничего не делать, вот ничего – у нас бы денег хватило. Пускай делают следующие. Но это ответственный шаг, трудный шаг. И, кстати, "Единая Россия" тем и отличается, что берёт на себя ответственность за так называемые непопулярные, необходимые меры. Мы сейчас этой реформой, ну, я не хочу сказать слово "расплачиваемся", но исправляем ошибки предыдущего руководства, ещё советского.

Ещё после войны было понятно, что эта волна, ну, когда мы потеряли двадцать миллионов людей, когда женщины не рожали в девяностых годах, — рано или поздно придёт. И вот она приходит. И президент взял на себя ответственность, и "Единая Россия" тоже.

Мы с коллегами очень часто беседуем с людьми. И на приемах я не слышу вопросов о пенсионной реформе. Я слышу вопросы, касающиеся ЖКХ, общежитий, отопления, ещё чего-то. А критика пенсионной реформы — ну, это удел крикунов политизированных.

— Может, потому что реформа коснётся-то, в основном, молодых?

— Она и меня коснётся. И, кстати, я хочу сказать, что у меня были все шансы остаться работать в милиции, где я работал, принять украинскую присягу, и всё – и всё было бы хорошо. И получал бы сейчас пенсию, там, тысяч тридцать, как мои коллеги. Но я этого не сделал. И сейчас немножко больше придётся работать, но, я хочу сказать, что, вот, мне, допустим, 58 лет, я не чувствую, что через два года мне надо будет лечь около гроба и дожидаться, когда умру. Я нормально себя чувствую, есть силы работать, и, признаюсь, не хотел бы, чтоб меня куда-то списали: "Да, это пенсионер пошёл".

— Хорошо, но вот всё-таки, реформа же скажется на результатах выборов. Даже по результатам выборов, которые были девятого сентября, за счёт низких рейтингов партии "Единая Россия" получились высокие показатели у других партий, той же ЛДПР.

— Рейтинг их, да, вырос, но вырос в пределах арифметической погрешности, три процента – это погрешность. Ну, там у кого на пять процентов, у кого на три процента. Да, наш рейтинг снизился, но это нормальное явление. Допустим, вспомните четырнадцатый год, когда президент о возвращении Крыма заговорил, его рейтинг взлетел до небес, и Путин из руководителя государства стал политиком мирового уровня. Но так не может быть всю жизнь. Какие-то решения он, как президент, просто обязан принимать, ну, как пенсионная реформа, как военная операция в Сирии, на которую тоже много денег уходит. Но, тем не менее, мы должны это делать, поскольку мы одно из тех государств, которые имеют право и возможность выражать собственное мнение, а не петь под чью-то дудку.

— С какими силами политическими будете бороться, кто ваши основные конкуренты на следующих выборах?

— Я не сказал бы "бороться", мы будем бороться за голоса избирателей, а не бороться с партиями. У нас, допустим, очень конструктивное взаимодействие с местным отделением ЛДПР. А так, коммунисты, наверно, а больше-то не с кем тут, честно говоря, бороться.

Знаете, есть косвенные показатели, ну, на региональном уровне. Четвертого числа будет День народного единства, встаньте в сторонке и посмотрите, какие колонны, какая партия выведет. Но тут даже не в количестве людей и количестве флагов. Я уверен, в следующем созыве Заксобрания будет "Единая Россия", КПРФ, немного ЛДПР – все. Других партий в Севастополе нет. Хотя на бумаге они, может быть, и есть.

Другой пример, тоже косвенный. У нас в законе о политических партиях говорится, что мы в Законодательном собрании обязаны предоставлять слово непарламентским партиям, которые не вошли в парламент, не реже раза в год.

Мы разослали приглашение всем партиям – три человека пришло из двадцати семи партий, которые в Севастополе зарегистрированы, которые имеют на это право. И не потому что им нечего сказать, просто потому что их реально нет. Есть печати, есть лидеры партий, которые лидеры только в Фейсбуке, ну, вот всё.

И это большая проблема, кстати, отсутствие многообразия мнений, ведь, действительно, если эти мнения работают на благо людей, то почему бы нет, почему бы не обсуждать, не искать компромисс?

Ещё один косвенный признак. Ничто так не объединяет людей, как общий враг. Сейчас избрали общим врагом в соцсетях нас, "Единую Россию", глупости всякие пишут. Я почему знаю, что глупости, потому что сам про себя читаю. То мы жжём какие-то документы, когда мы с баночкой выходим покурить, потому что центр города, тут негде ничего сжечь вообще. Ну, и бог с ним. И вот, те люди, которые сейчас пишут, что "Единая Россия" – это плохо, это ужасно, это олигархи, что наши дети где-то там живут в Швейцарии, там, ещё что-то, они же будут рваться к нам на праймериз. И будут говорить: "А чего нам отказывают?". Если "Единая Россия" плохая, ну чего ж вы идёте-то? А будут идти, будут идти десятками.

— Возможно ли появление от "Единой России" в следующем созыве ЗС новых людей, которые не фигурировали в СМИ?

— Мы видим и чувствуем запрос на новые лица, и эти новые лица ищем, и они у нас есть, мы их привлекаем. Они дали согласие своё, активно подключаются к нашей работе. Я не буду называть их фамилий сейчас, но, действительно, эти лица есть, и эти лица очень в городе узнаваемые.

— Молодёжь?

— Разные, средний возраст. Ну, для меня и сорокалетний — молодой.

— Давайте поговорим о слухах. Например, есть некая договоренность Алексея Чалого с, условно назовём, Центром, о том, чтобы его команде предоставили в Заксобрании определенный лимит мест. Взамен от него просят не допустить провала "Единой России" на выборах.

— Если вы говорите о слухах о договоренности Чалого и Турчака (Андрей Турчак – руководитель Генерального совета "Единой России". – прим. ред.), то это у них и надо спрашивать. Я уверен, что Андрей Анатольевич Турчак не будет за спиной какие-то договоренности вести, потому что он понимает то, о чём я говорил, что никакие договоренности не действуют, действует праймериз. Это жёсткая ситуация. Это печатаются бюллетени со степенями защиты, создаются счётные комиссии. Люди бросают бюллетени, всё подсчитывается, присутствуют наблюдатели. Здесь договоренностей никаких нет. Поэтому вот это вот слухи, что в "Единую Россию" кто-то зайдёт, там кого-то выгонят, посадят, это всё слухи. Но, к сожалению, я обращаю внимание, что вы их читаете, и им верите. Вот ситуация.

— Мы их пытаемся проверить.

— Ну, хотя бы пытаетесь. Но многие верят. Я не верю в такие договорённости. Их просто не может быть, но, я ещё раз говорю: секретарь генсовета партии точно понимает процедуру и что-либо обещать он просто не будет.

Выиграть праймериз – это ещё не однозначно выиграть выборы, это только начало пути. Поэтому я не верю в договоренности, и кто их распространяет – бог им судья.

— Хорошо, а известны какие-то результаты поездки Андрея Турчака в Севастополь? Он говорил, что вернётся в Москву, проанализирует и результаты поездки сообщит.

— Андрей Анатольевич встречался с разными группами. Он встречался и с Заксобранием, и с активом партии, ну, со всеми встречался, проводил рабочие встречи. Это, на мой взгляд, было его знакомство с регионом, поскольку он только пришёл. Каких-то выводов мы на себе не ощущаем. Задача одна – работать, быть среди людей.

— То есть никаких поручений?

— Нет, такого не было. Поставлены задачи. Сейчас тема – цифровизация партии. Это, как сейчас говорят, тренды. Активная работа в соцсетях – наше отделение занимает одно из первых мест в России в этом направлении.

То есть это были чисто рабочие встречи, и политизировать их абсолютно, на мой взгляд, не стоит. По крайней мере, те встречи, на которых я присутствовал, они были абсолютно рабочие, и, что самое интересное, очень демократичные. Андрей Анатольевич, казалось бы, заместитель председателя Совета Федерации, абсолютно демократично себя ведёт. Все высказывались, кто как хотел.

— Ну, хорошо, возвращаясь к списку кандидатов от "ЕР" в ЗС, который месяц назад появился в одном из местных СМИ. Как вы считаете, кому было выгодно его появление?

— Ну, я уже говорил, что это дикий какой-то список. Дело в том, что там, во-первых, люди непонятные, а во-вторых, смысл составлять какие-то списки, когда будет праймериз.

— Хорошо, но кому это было выгодно?

— Я не знаю. Вы же, журналисты, любите закидывать удочки и смотреть, как общественность среагирует. Может быть, это из-за этого: какой-то фейк опубликовать и смотреть, какая будет реакция. Может, это. Но, по крайней мере, я могу сказать со всей ответственностью, твёрдо, точно, что "Единая Россия", региональное отделение партии, к этому списку отношения не имеет, вообще.

— Чуть раньше вы сказали, что политические силы Севастополя объединились против одного врага – "Единой России". Именно с этим вы связываете нападки Ольги Дроновой и Олега Гасанова на вас, на партию?

— Я не хотел бы комментировать без них. Но вот этот набор сплетен и всё прочее – это желание стать популярными.

— То есть нападки на вас связаны с тем, чтобы повысить свою популярность?

— Всякая методология чётко говорит, что можно стать популярным за два дня на скандале.

Я сейчас приведу один пример, очень интересный, на мой взгляд. У нас есть одно очень известное интернет-издание, оно там все замечает, примечает везде, и так далее и тому подобное, пишет всякие гадости. И как-то я иду, а мне навстречу хозяин этого издания. И говорит мне: "Борис Дмитриевич, надо то-то". Я ему говорю: "Слушай, ну вы же такие гадости, такую грязь на нас лили". Он на меня смотрит и говорит: "Борис Дмитриевич, ну, это ж выборы были". Он настолько это честно и откровенно сказал: "Ну, это же выборы, ну, как тут не понять, выборы…" Вот это очень показательно, на мой взгляд.

— В ближайшее время будет рассматриваться проект бюджета Севастополя на 2019-2021 годы. Вспоминая прошлый год, как там всё происходило, прогнозируете ли вы повторение сценария прошлого года или, может быть, в этот раз процесс будет более консолидированным?

— Мне сложно говорить, процедура запущена, а как она пройдёт – непонятно. Я не думаю, что будут какие-то сильные дрязги, хотя у каждого своё мнение по этому вопросу.

СПРАВКА. Колесников Борис Дмитриевич — депутат Законодательного собрания города Севастополя, избранный с 15 сентября 2014 года по списку Севастопольского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия". Секретарь Севастопольского регионального отделения партии "Единая Россия" . Родился в 1959 году в городе Севастополе.
Образование — 2002 г. – Харьковский государственный университет им. Г. Сковороды.
Трудовая деятельность:
1980 -1992 г.г. — Милиционер отдельного батальона ППС УВД город Севастополя, Младший оперуполномоченный отдела уголовного розыска УВД города Севастополя, Оперуполномоченный – старший оперуполномоченный Гагаринского РОВД УВД города Севастополя.
В 1992 году написал рапорт об увольнении из органов внутренних дел, отказавшись принимать присягу на верность Украине.
1994 — 2004 г.г. — Учредитель и директор юридической компании "Дельфин".
2004 — 2014 г.г. — Адвокат – член квалификацонно-дисциплинарной коллегии адвокатуры города Севастополя.
2015 — н.в. — Секретарь Севастопольского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия".
Женат.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia