Дмитрий Голиков: Кто-то стал прокурором, директором зоопарка, учителем, даже бомжи были

Депутат Балаклавского МО рассказал ИА SevastopolMedia о деталях участия в проекте «Политический лидер» и не только об этом
Дмитрий Голиков: Кто-то стал прокурором, директором зоопарка, учителем, даже бомжи были. Фото: Из архива депутата

Партия власти нуждается в лидерах. К такому выводу пришёл депутат Балаклавского муниципального совета, руководитель ОД "Доброволец" Дмитрий Голиков, который единственный из Крыма и Севастополя принял участие в проекте "Политический лидер" от "Единой России". Корр. ИА SevastopolMedia пообщался с господином Голиковым, рассказавшим, каково это быть заместителем мэра российского города с населением в 250 тысяч жителей и что значит заниматься предвыборной кампанией Сахалина, не выходя из офиса в Москве. Кроме того, депутат объяснил, почему он ничего не рассказывал о политической ситуации в родном городе другим участникам проекта, а также о том, как давно состоит в ветеранской организации "Боевое братство". Об этом и многом другом читайте в нашем материале.

— Дмитрий, вы участвовали в проекте "Политический лидер", расскажите, что там было?

— Был предварительный отбор, который состоял из трёх частей. Анкетирование, видеоролики и тестирование. Довольно интересно было, и направлено, по-моему, было на искренность. Три теста. В каждом от 150 до 300 вопросов. Прошёл.

Мне позвонили из Москвы, сказали, что у меня довольно высокий балл, пригласили к ним на обучение. Высшая партийная школа "ЕР". Пригласили в первый поток. Я так понимаю, что участвовало три потока. 150 человек прошли конкурс среди большого количества людей, примерно 4,5-5 тысяч человек.

Учёба проходила в центральном офисе партии. Первый день был интересный, начался в 8 часов утра. Мы уже сидели за партами. Началась вводная часть. Пошли спикеры. Известные российские политологи и политтехнологи. Короткие выступления. Общая ситуация по стране, видение каждого. Сложности партийные, пути решения. Человек пять спикеров было.

Потом знакомились между собой, общались. На следующий день пошла работа. Практика. день был разбит на несколько этапов. Нас разбили на группы по семь-восемь человек. И нам, группа, в которой состоял я, дали Сахалин. Сказали, пользуйтесь интернетом, изучайте сами регион, ваша задача понять. Вы – отделение "ЕР" на Сахалине. Вы должны понимать, что это такое. У вас впереди выборы. Были наблюдатели, которые от нас постоянно не отходили. Были тренеры, которые всё это вели. И потом я уже понял, что это были люди, которые реально понимали, что такое Сахалин, которые работали на предвыборных кампаниях на Сахалине.

— Первое, на что обратили внимание, когда оказались в Москве?

— Так получилось, что с Крыма и Севастополя я был единственным. Естественно, ко мне было привлечено определённое внимание со стороны других участников проекта. Люди были с разных регионов. Что меня заинтересовало? Что программа была нацелена на людей, имеющих политический и общественный опыт. Не для начинающих. Для тех, кто в этом деле не день и не год.

— Есть какой-то итог всего этого?

— Это была методика обучения, понимания работы изнутри региона. Нам давали понять, что такое предвыборная кампания. Это была одна из задач этого обучения. Как она выстраивается, развивается. Те люди, которые реально вели эту кампанию на Сахалине, потом оценивали, насколько мы за весь период обучения поняли, какие перед нами стояли задачи. Насколько мы приблизились к реальности.

— Вас натаскивали как командных игроков?

— Да. Нас учили работать в команде. Потом был очень интересный день, предпоследний, когда мы перевоплотились. В 9 утра у нас уже начались занятия. Нам дали образ российского города, 250 тысяч жителей, такое-то градообразующее предприятие, химический завод. Есть музей, парк, воинская часть. Раздали нам листочки чистые. Переворачиваем, а там написано, кто из нас кто в этом городе. Мне досталось заммэра по ЖКХ. И это длилось весь день. Кто-то стал прокурором, директором зоопарка, учителем, даже бомжи были. Разбили на представителей всех социальных слоев населения. Нам сказали, находите группы по интересам, общайтесь, объединяйтесь. Для меня это было настолько интересно и удивительно. Весь день мы прожили в этих образах. Там не получалось по-другому. Если ты пытался остаться собой или не сильно воспринимал игру, то ты был бы белой вороной. Игра была в рамках офиса. Был задействован весь офис партии, три-четыре этажа.

И, в конце концов, мы вышли на предвыборную кампанию. Участвовали все, кого можно было привлечь. Все имели право участвовать в этой предвыборной кампании. Мы разбились на группы. Напомню, мне досталось ЖКХ, заместитель мэра. Тут же меня наделили полномочиями зама. Потом получилось, что мэр ушел в отставку. Я взял на себя роль исполняющего обязанности. Таким образом, у меня не получилось участвовать в предвыборной кампании. Я участвовал в процессе, со всеми был в хороших отношениях, но был наблюдателем.

— Сценарий был?

— Слегка направляли. Потом из каждой группы были выдвинуты люди. Сначала выбирали пять человек в Заксобрание города. А они уже потом выбирали мэра. Такая модель была. Мы учились выбирать не мэра, а Заксобрание. А они уже потом определялись между собой. Вот такая игра была, которая показала много нюансов. Там были силовики, журналисты.

— Какой итог? Зачем все это было нужно?

— Мне кажется, подводить итог пока рано. Третий поток только-только закончился или ещё идёт. Мне кажется, изучают, смотрят, выбирают лидеров, людей, способных в дальнейшем участвовать в политической жизни страны.

— Речь идёт о региональных масштабах?

— Конечно. Они смотрят по регионам, кто вообще есть. Там был человек, один из устроителей всего этого мероприятия, который нам сказал, что им интересно, какой будет Россия через два-три года, кто ей будет управлять. И этим модулем мы хотим ответить на некоторые вопросы. В каком направлении двигаемся, что происходит в регионах. Мы же общались между собой. Реалии Севастополя, находящегося в переходном положении, не давали мне возможности высказывать свои мысли или даже ситуации описывать. Я сдерживался. Я не собирался никого критиковать или возвышать.

— А спрашивали?

— Конечно.

— Вы говорите, что сдерживались говорить о ситуации в Севастополе. Каких именно тем, вы старались избегать?

— Внутриполитическая борьба. Смена руководства партии. Мы этот вопрос не затрагивали. И подобные вопросы, типа почему не устраивал предыдущий руководитель и т.д. Такие моменты я старался избегать. Я не давал и повода, возможности, такие вопросы задавать. Я приехал учиться, больше слушал, чем говорил.

— Конфликтом между Заксобранием и правительством интересовались?

— Пытались вывести на это. Но это больше между нами было. Я уходил от этого.

— Что будет дальше после третьего потока? Ждёте какие-то сигналы от партии? Что-то для себя?

— Больше для себя. Я прошёл конкурсный отбор, довольно сложный. Единственный представитель от Крыма и Севастополя. Уже можно было подумать, что ты что-то из себя представляешь. Зачем? Кем я оттуда выйду? Мне было интересно, зачем всё это было сделано. Моё убеждение в следующем: выделение лидеров в регионах, обучение коммуникации друг с другом. Партия ищет свежую кровь, новые пути выхода из сложившихся ситуаций. С пенсионной реформой, например, определёнными непопулярными решениями. Ищет новые пути оживления партии. Не скрывает, что сейчас сложное время для партии. Нам дали доскональную информацию. Я понял, что на самом деле происходит.

— И что же происходит?

— Первый спикер довольно красочно описал перспективы и происходящее. Всё остальное было реально откровением. Сложное время для партии.

Дмитрий Голиков: Мы учились выбирать не мэра, а Заксобрание

Дмитрий Голиков: Мы учились выбирать не мэра, а Заксобрание. Фото: Официальная страница Дмитрия Голикова в Facebook

— Дмитрий, вы планируете участвовать в предварительном голосовании партии, чтобы стать кандидатом в депутаты на выборах в Заксобрание?

— Являясь членом политсовета "ЕР", скорее всего, и альтернативы не будет. В принципе, да. Здоровый следующий этап деятельности. Для меня нет суперзадачи стать депутатом. Пользуясь своими муниципальными полномочиями, провожу не меньше работы. Мы можем встречаться с избирателями, можем пользоваться законодательной инициативой.

— Вы пока не можете принимать законы. Это очень важно.

— Согласен.

— И контролировать бюджет.

— Для этого нужно понимание вообще всего этого.

— Но осталось не так много времени. Предварительное голосование состоится 26-го мая?

— Время есть. Мне надо понять, что вообще это такое. Как это будет происходить. Плюс мне надо согласовать с "Добровольцем" ("Доброволец" – общественное движение, руководителем которой является Дмитрий Голиков. – прим. ред.), с моими партнёрами и с "Боевым братством". Я в политику зашёл со стороны "Боевого братства". Полтора года назад мы начали работать с этой организацией. Я слышал, что есть там руководитель, Саблин (Дмитрий Саблин – первый заместитель председателя всероссийской ветеранской организации "Боевое братство", лидер севастопольского отделения "Единой России". – прим. ред.), но не вдавался в подробности. Помощь ветеранам войн, инвалидам. Это и есть работа "ББ" Севастополя. Мы работали без каких-либо политических амбиций. Просто общественное объединение. А потом появилась политическая составляющая, когда поменялось руководство. Приехал Саблин.

— Сколько членов в организации?

— Честно, не могу сказать. Я не вхожу в руководство. Я и "Доброволец" вошли в коллектив. Человек 10 активных. Абсолютно не соприкасаясь с политикой. Потом мне предложили войти в политсовет партии. А наш Виталий Аржевикин, мой партнёр по "Добровольцу", с "ББ" ещё с давних времён.

— Зачем вы создали отделение "ББ" в Балаклаве?

— Я не создавал. Я не вхожу в отделение "ББ" в Балаклаве. Туда входит Аржевикин. Структурно я просто рядовой член организации.

Напомним, 22 февраля в ходе политической конференции регионального отделения "Единой России" депутат Балаклавского муниципального образования Дмитрий Голиков вошёл в состав политсовета партии.

Загрузка...

© 2005—2019 Медиахолдинг PrimaMedia