До начала

Памятник вице-адмиралу Корнилову на месте его смертельного ранения, Малахов курган, Севастополь. Фото: Iluvatar

Прогулки по Севастополю: винные склады на площади Суворова и штаб-квартира Корнилова

Когда-то город выглядел иначе, но некоторые здания, в которых жили известные люди, до сих пор сохранились

ИА SevastopolMedia вместе с экскурсоводом Львом Львом продолжает гулять по Севастополю и знакомить читателей с историей родного города. В прошлой статье мы остановились в начале улицы Суворова, бывшей Соборной. С нее и продолжим путь дальше.

Тем более, что здесь есть о чем рассказать. Например, в начале улицы Суворова (будем ее называть в дальнейшем как раньше – Соборной ) стоял небольшой дом Голикова — командира броненосца "Потемкин". Зафиксирован такой интересный исторический факт: когда революционный деятель Петр Шмидт был расстрелян, его захоронили сначала в одном месте, а затем перезахоронили на Братском кладбище.

— Памятник на Братском кладбище – это камень, красноватого цвета гранит Так вот его взяли с памятника Голикову. Которого растерзали матросы во время восстания на броненосце. Просто взяли камень с могилы и перенесли. Таким образом, они их как будто связали незримой нитью Памятник капитану первого ранга Голикову стал памятником революционеру , Шмидту, — рассказывает Лев Лев.

Но мы идем дальше по бывшей Соборной а сейчас улице Суворова. Здесь находится также дом Михаила Кази. Это городской глава, почетный гражданин Севастополя . Очень талантливый человек. Это были годы, когда после Крымской войны по заключенному с Россией миру запрещали иметь военный флот на Черном море.

Тогда решили строить гражданские суда с тем, чтобы их в нужный момент можно было переделать в военные суда. Кази был назначен главой госприемки таких кораблей , которые строились за границей, несмотря на свою молодость и небольшой чин. Он ушел в отставку капитан-лейтенантом. Сначала он принимал участие в строительстве в Англии одного корабля и даже во главе команды привел его в Россию. Тогда ему было 26 лет от роду.

— В итоге ему поручили надзирать за строительством и других судов, строящихся за границей. По окончании этого этапа талантливому молодому организатору предложили возглавить севастопольское адмиралтейство. Затем его приглашают в Санкт-Петербург где он возглавляет главный судостроительный завод страны , который и сейчас существует – Балтийский завод.

Кази был скромным человеком. Он не писал все свои титулы, но гордился именно тем, что он – капитан-лейтенант

, — говорит экскурсовод.

Внимание привлекает также дом без таблички с колючей проволокой. Это военная контрразведка. Она была при советской власти.

Дом без таблички с колючей проволокой

Дом без таблички с колючей проволокой. Фото: ИА SevastopolMedia

А до советской власти на этом месте стояла женская гимназия. Эта гимназия страдала от воды. Ее было слишком много. То стенка подпорная рухнет, то стена покроется плесенью. Просто в этом месте был подземный источник.

— Школу просто убрали потом. Очень долго там была площадка. Там, где сейчас у контрразведки гаражи, раньше были каретные сараи. Те же гаражи, только для лошадей, — рассказывает Лев Лев.

Кстати по поводу источников, продолжает экскурсовод, если вернуться немного назад по ходу нашего движения, к Морской библиотеке.

— Мы находимся с вами на холме. Спрашивается откуда на горке, с крутыми обрывами со всех сторон многочисленные источники воды. Помните башню ветров, которая сохранилась от Морской библиотеки ?

Когда библиотеку разбомбили в Крымской войне, очень долго городские власти этот участок не продавали в частную застройку, но в аренду сдавали.

И человек выращивал там первую зелень. А для этого нужна не только земля и солнце, но и вода. Оказывается, там был источник, прямо на горе. Именно поэтому на другой стороне улицы Петропавловской (сейчас это улица Луначарского ) была прачечная. Тоже много воды требуется.

Интересные дома также Суворова, 15, 17 и 19.

1 / 2

Все они хорошо сохранились с дореволюционных времен, но особенно интересен дом по адресу Суворова 19 это дом Волохова и последняя штаб-квартира Корнилова. Волохов был подрядчиком, который строил лазаревские казармы, доки. На строительстве он и разбогател. Также он был дальним родственником жены адмирала Корнилова. Поэтому и сам Корнилов в его доме остановился, когда прибыл в Севастополь накануне осады. Ведь он был всего лишь начальником штаба Черноморского флота. Штаб флота в те времена находился в Николаеве. Корнилов имел полное право вернуться в Николаев к своему штабу, но он предпочел остаться с флотом.

Здесь в свое время жил Корнилов

Здесь в свое время жил Корнилов. Фото: ИА SevastopolMedia

Можно подняться по ступеням лестницы, обычной лестницы, в обычном доме, по которой ходят жильцы, но по ним ходил Нахимов, Корнилов, Меньшиков, Горчаков.

Корнилов стал участником знаменитого Наваринского сражения против турецко-египетского флота

Корнилов стал участником знаменитого Наваринского сражения против турецко-египетского флота. Фото: Глуховский Игорь Викторович — LiveJournal

Представьте, здесь же проходил военный совет по поводу затопления кораблей, чтобы преградить путь неприятельскому флоту. Было не просто. Ведь это был приказ Главнокомандующего Меньшикова – "Затопить старые корабли на рейде". Какое обсуждение если это приказ. Коротко, лаконично, ясно. Но этот приказ перечеркивал судьбы людей. Поэтому Корнилов был против него и собрал военный совет, чтобы найти в нем моральную поддержку. Но не нашел. Как вы думаете, кто за то чтобы корабли затопить – Нахимов! Корнилов не могу ему этого простить до конца своих дней, которых, увы, осталось ему жить совсем мало.

По этим ступенькам спускались Корнилов и Нахимов

По этим ступенькам спускались Корнилов и Нахимов. Фото: ИА SevastopolMedia

— Представьте эти споры, эти страсти , кто-то выходил покурить прямо сюда, на этот невзрачный нынче балкончик , может быть хлопали дверью, ругались, кричали …Все это памятью сохранили эти стены.

Но оставим споры Корнилова и Нахимова истории. Кстати эта мера по затоплению позволила сделать одну важную вещь – перевезти часть пушек с кораблей на берег . Установить их на бастионах. Получилось, что пушек у наших войск было достаточно и даже с избытком, что давало значительный перевес в силах. Кстати перевес был бы еще больше, потому что не все пушки успели снять с кораблей. Представьте многотонное орудие вытащить с нижних палуб. Плавкранов тогда не было. Вместо крана использовали реи от мачт и матросскую силу, — рассказывает Лев Лев.

Памятник Затопленным кораблям — визитная карточка Севастополя

Памятник Затопленным кораблям — визитная карточка Севастополя. Фото: ИА SevastopolMedia

Не вытащили. Не успели . Почему? Долго решали топить или нет корабли, пока в спор не вмешался Меньшиков и не приказал Корнилову так, что он не смог отказаться. Или он выполняет все приказы без обсуждений или уезжает из города.

Вернемся к Волохову, который на свои деньги построил башню Волохова, которая с тыла прикрывала Константиновскую батарею от бомбардировки с моря. После Крымской войны морское ведомство расторгло с Волоховым все контракты. Вроде как уличили его в воровстве. Он уехал в Петербург. И на улице Миллионной потом застрелился.

Позже, спустя много лет, когда здесь делали ремонт , отвалился слой штукатурки, и появилась надпись по-французски: "magazin de Artilleri — "Cклад артиллерии". В этих дворах было удобно хранить артиллерийские припасы.

— Корнилов же погибает при первом штурме Севастополя. В ночь он начал объезжать бастионы, потом вернулся в квартиру, пообедал и поехал заново.

И на Малаховом кургане в него попало ядро, — напоминает исторические факты гид.

Следующий, кто жил в этой квартире был адмирал Нахимов. Очень удобное место с точки зрения того, что дом в центре. До всех бастионов близко.

Напротив дома Волохова перестроенный до неузнаваемости дом адмиральши Карповой. Карпов – герой войны, последний защитник Малахова кургана. Сейчас эта улица Людмилы Павличенко. А раньше была улица Таврическая.

Выходим к Петропавловскому собору. Если присмотримся, то увидим, что в основании собора лежат камни с Древнего Херсонеса.

1 / 2

Над площадью Суворова, мы идем по улице, которая раньше называлась Садовой. Так вот в районе площади был казенный винный склад. До 1907 года там стояли бочки. На кораблях давали вино. В те времена была положена чарка вина, это примерно 200 грамм.

— Представьте, на каждом парусном корабле 700-800 матросов, на броненосцах – до тысячи человек было. Целый город. Сколько запасов вина должно быть?! Были казенные винные склады.

Как любой человек, который держит монополию, владельцы склада очень не любит, когда кто-то строился рядом. Вдруг кто-то посмотрит со второго этажа, что у него там происходит в его монополии. Поэтому все эти спуски были в заброшенном состоянии. А как легче всего ходить? Пройти напрямую. Были проложены тропинки. В полицейском управлении даже был издан приказ не трогать пьяных матросов. Потому что пьяный – дурной. Он начинает убегать, лезет на тропинки, может упасть. В общем, на корабле пусть разбираются, не трогаем их, рассуждали полицейские.

На площади Суворова раньше были винные склады

На площади Суворова раньше были винные склады. Фото: ИА SevastopolMedia

— Так вот, владелец этих винных складов обустроил Петропавловский спуск, который ведет сейчас к площади от собора, мол, ходите здесь, не ходите там, — рассказывает Лев Лев.

В этом районе мало сохранилось домов от Крымской войны . На Садовой стояла дальнобойная батарея во времена первой обороны . Когда здесь все перестраивали, то были обнаружены остатки от этой батареи: запалы, ядра, стволы орудий.

Идем дальше. Вот дом №5 и №7. Они сохранились после войны. Сейчас они сохранили те же самые номера – 5а и 5б. Сейчас это не Садовая, а дома на ул.Терещенко, Дом номер 7 как раз и принадлежал виноторговцу. А винные склады находились, где площадь Суворова.

После Великой Отечественной войны, когда центральный холм восстанавливали, казалось бы, можно было бы выстроить типовые дома. А выстроили дома, которые очень вписались в этажность и в стиль жизни. Терещенко, 9 построен в 50-х годах, но повторяет архитектурный стиль своего дома-соседа.

1 / 3

Интересен двор одного из домов рядом. Там находится подвал. По сути, это одно из бомбоубежищ. Сохранилась даже раритетная фотография, где показаны дети, стоящие у входа в подвал.

— В этих бомбоубежищах во время второй мировой войны и бомбежек были дети, женщины. И вот эти дети пережили войну. Гражданского населения было очень много.

Выходим на улицу Алексакиса. В те времена это была Константиновская улица, Константиновский спуск, там же училище. Сейчас это третья школа. Одна из старейших школ в городе и единственная в городе на то время, которая имела химический и физический кабинет. Названа эта улица в честь человека царской фамилии. Великий князь Константин – человек не просто царской фамилии. Это был моряк, который и яхтой командовал, и кораблем вплоть до броненосца. Потом он принял под начало морское ведомство.

По лестнице спускаемся к улице Советской. Спуск ведет на Большую Морскую. Раньше он имел негласное название – Банковский спуск. Наверное, жило много банкиров, но рядом вверх от лестницы, находится дом Рихтера. Он был зубным врачом. Мог себе позволить построить 3-этажный дом. Зарплата учителя и земского врача была около 40 рублей, но это ближе к 1913 году.

— С учетом инфляции на конец 19-го века это было около 10-15 рублей.

По тем временам есть дома на горке, которые принадлежали, например, заведующему библиотеки. Он мог себе на зарплату, откладывая, построить 2-3 этажный дом в центре города?

Не знаю. Это наши привычные представления о жизни. Просто библиотекой могла управлять, например княгиня и доходы она имела отнюдь не только от зарплаты, — объясняет гид.

Изменилось многое. Зарплаты, уровень жизни людей, приоритеты, восприятие жизни. Не изменились некоторые дома, которые сохранили дух в своих стенах великих людей, проживавших в них в свое время…

25.11.2017

© 2005—2018 Медиахолдинг PrimaMedia